вторник, 21 октября 2014 г.

Осень, женщина, настроение...

Настроение – осень.
Руки замерзли.
Перчатки забыла,
Представляешь, опять.
(Саша Рэй) 




Дождь барабанил в окно. В голове крутилось детское стихотворение: 

Как же дождику не лень,
Моросить четвертый день?
Дождик, дождик, умоляем
Отдохни, мы погуляем.
 

Хотя…
Гулять Ларисе вовсе не хотелось. Еще вчера муж с сыном вдребезги разбили все разумные доводы в пользу её практичного и непритязательного гардероба. И теперь ей хотелось лишь спрятаться в укромном уголке и посидеть в тишине. Скоро это желание будет осуществлено. Муж, заехавший на обед, уедет, сын уже ушел в школу. До вечера она сама себе королева – домохозяйка. 

Трубка домофона противно запела свою мелодию. Лариса машинально подошла, сняла её и чуть не оглохла от радостного, звенящего голоса. 

- Привет! Ты дома? Я к тебе уже иду! 

Это в духе Алёны свалиться как снег на голову в самый не подходящий момент. У моей подруги «чуйка» на моё дурное настроение – уныло подумала женщина. 

Пока муж обувался, неугомонная подружка уже взлетела на четвертый этаж и конечно позвонила со свойственной ей манерой. Давить на кнопку звонка даже когда дверь уже открывается и весело хохотать – по мнению девушки, было очень забавно. 

- Вик, приветик! Убегаешь на работу? Правильно. – Весело щебетала Алёна и подмигнув подруге добавила – А мы тут посплетничаем пока вас мужиков нету дома. Я тортик купила! 

Чуть было не задушенная в объятиях подруги Лариса заметила как муж, многозначительно округлив глаза , кивает на Алёну. «Ну, да. Всё о том же. Об одежде» - грустно подумала королева-домохозяйка. Переведя дух после объятий и поцелуев подруги, она последовала за нею на кухню. 

Алёна по-хозяйски достала чашки и озорно дёрнула за кончик ленточки, что опутывала прозрачную коробочку с тортиком спрятанным в нежные сливки. Ленточка на удивление легко развязалась, словно серпантин соскользнула с коробки и попыталась юркнуть под стол, но придавленная тортом весело запрыгала, запружинила свешиваясь с края, и зацепилась за ажурные колготки. 

Всё! Колготки были последней каплей в чаше отчаяния. Лариса неожиданно, даже для себя, набросилась с упрёками на подругу. 

- Ты с ума сошла? Ты в колготках! Сапоги на шпильках! На улице дождь! Ты промокнешь! Заболеешь или поскользнешься в своих сапожках и упадешь! Сломаешь себе что-нибудь! – Выпалив все это в лицо остолбеневшей подруге она плюхнулась на стул и, уронив на руки голову, зарыдала. 

- Ты, чего? Лар? – Примостившись рядом на табуретке, поглаживала по плечу подружку, озадаченная девушка. – Что-то случилось? Тебя Вик обидел? 

- Ну, что ты вот так… всё просто… Всё у тебя сокращенно: Вик, Лар… Как у тебя это получается? - сквозь рыдания выдавливала слова Лариса. 

- Ладно… Буду тебя по имени-отчеству звать: Лариса Ивановна. 
Алёна встала, налила холодной воды в длинный прозрачный стакан и протянула подруге. 

- Так, Лариса Ивановна, выкладывай. Что стряслось? 


Усердно ковыряя ложечкой кусочек торта, словно пытаясь отыскать там что-то жутко важное, Лариса в лицах пересказала весь вчерашний вечер. И то, как неудачно пошутила про удобство резиновых сапог. И про то, как муж разнес в пух и прах её джинсы и любимую розовую куртку, а потом еще и заявил, что хочет видеть рядом с собой молодую модную женщину. И про малолетнего поддакивалу , что тоже недоволен тем как она одевается. Стыдно, видите ли, ему мать друзьям показать. 


- Ясно… В модные критики подались твои мужики. – Задумчиво протянула Алёна и словно что-то вспомнив, хитро прищурившись, спросила: - А что там у тебя за розовая куртка? Только не говори что это та самая что мы вместе покупали еще в институте! 

- Угу… 

- Да-а… Пойдем. – Уверенно ухватив подругу за запястье, Алёна потянула её в комнату. – Слышала песню «Лето- это маленькая жизнь»? Так вот, считай что осень – это реинкарнация после душного жаркого лета. А новую жизнь нужно начинать с позитива. Сейчас посмотрим, сколько у тебя позитива в шкафу. 

- Какой позитив? Осень – это дождь, серость, все умирает, вянет. – Едва успела возразить Лариса и тут же была увлечена подругой к окну. 



- Смотри, дождь смыл всю пыль. Листья то, какие яркие. Сейчас солнышко выглянет, и глаза аж заломит от красок. А ёлки вообще круглый год зеленые. Ну, кто умирает? 



И словно в подтверждение этих слов из-за расступившихся туч появился солнечный лучик. А вслед за ним по оранжевым, желтым, пурпурным и еще зеленым листьям запрыгали его братья. И серый сквер под окном вдруг вспыхнул драгоценными живыми красками. 



- Ну? Пойдем, дадим новую жизнь твоему гардеробу? 

- Давай попробуем. – Сказала вслух Лара, а мысленно добавила «Новую жизнь нужно начинать с новыми вещами, а денег то на них нет». 

- Что опять за пессимизм? – Погрозив пальчиком, тоном строгой наставницы произнесла подруга.
…………………..
Реинкарнация удалась. И даже затронула ванную комнату. И теперь муж и сын выбирали краску в жутко вонючем магазине. А сбежавшая от вони Лариса очаровательно замерзала у входа. 

Очаровательно замерзать, конечно, труднее чем просто переодеться. Но Лариса очень старалась, памятуя наставления подруги «Замерзать нужно так чтобы прохожим хотелось согреть тебя, а не обломить сосульку с носа» и, поглядывая на летящие к её ногам рыжие листья, пританцовывала в новых лаковых сапожках.



……………………
Порой, чтобы женщина расцвела словно цветок, нужно откровение, доверие, подружка с чашкой чая и соответствующее настроение, а осень это всего лишь время года.




Иллюстрации были любезно предоставленны талантливым фотографом Виктором Ерёменко