четверг, 4 декабря 2014 г.

Льдива. (Сказки МамыМедведицы)

Льдива. (Сказки МамыМедведицы)

          - Мама, мама, расскажи мне что-нибудь. - Попросила маленькая медведица.

          - Что же тебе рассказать? - Улыбнувшись спросила мама.

          - Расскажи про Землю, там живут такие интересные существа - человеки. Они непоседливые, смешные и быстрые, как кометы. Про человеков всегда интересно слушать.

          - Хорошо - задумчиво ответила мама. - Слушай.

     Степенные созвездия и маленькие звездочки притихли в ожидании сказочного рассказа Большой Медведицы. Даже Млечный Путь замедлил свой бег, разлившись полноводной рекой, прислушался. Только пролетавшие кометы, как всегда спешили, тревожились, толкались. Все недовольно на них шикали и просили лететь где-нибудь подальше, не мешать остальным слушать, коль самим не интересно.


     Однажды, в далекой теплой стране родился мальчик. Единственный сын в семье графа. Родители очень любили его.

Пришло время графу отправиться по своим делам в далекую просторную страну. Граф был замечательным политиком и вскоре хорошо принятый при Северном дворе остался жить в той стране навсегда.

     А мальчик рос. И вырос в красивого статного молодца. Радость матери, гордость отца. Юноша много путешествовал, видел много стран, много красавиц, но ни одна не трогала его сердце. Отец печалился, ему хотелось внуков и радости в глазах сына. А видел лишь яркий фейерверк достигнутых побед сына.

     В одном из путешествий молодому графу рассказали об айсберге, что приплыл к южным берегам страны. Не просто приплыл, причалил словно большой искрящийся корабль. И даже почти не таял, хотя уж давно подпирал крутой берег.

     Кипящий молодой горячей кровью граф естественно захотел увидеть это чудо. Хоть и жил он много лет на севере страны, хоть и путешествовал по свету, но айсбергов ранее не видал.
Льдина, переливаясь подтаявшей влагой, словно чего-то ждала у берега. Удачно причалив к высокому берегу не собиралась отплывать вовсе. Конечно, люд поговаривал, что глыба просто села на мель и теперь не сдвинется пока не подтает. Выражали беспокойство, боялись что она заморозит мелководную любопытную рыбеху. Но вот что-то делать с льдиной никто не торопился. То ли просто было лень, то ли отпугнул звенящий и неподдающийся лёд ломам задиристых смельчаков. Так и стояла льдина поблескивая под солнцем и светясь словно лунный камень.

     Свита с замиранием сердца следила как неугомонный молодец взбирался по гладким уступам айсберга. И уж до вершины рукой подать, раздался оглушительный грохот! Лёд содрогнулся под ногами графа и словно живой стряхнул его на берег. Глубокая трещина пронзила голубой монолит.

     С ушибленным коленом не было и речи о новом покорение вершины. Досадливо махнув рукой, граф развернул коня и помчался прочь. В своём красном плаще он был похож на развевавшееся на ветру пламя. Сколько юношей пыталось подражать ему нося алые одежды. Сколько девушек свели с ума жгучие глаза, сколько их провожали графа глазами полными слез. И сейчас вслед ему смотрели широко распахнутые голубые глаза. Удивительно голубые, еще не отличавшие сон от яви, глаза.

     Молодой граф вернулся домой, но сердцу было холодно и тоскливо. Не радовали родные стены, не грел очаг. Не грел огонь! А ведь когда-то с друзьями так весело было вспоминать охоту иль попойку сидя у камина. Томилось сердце, чего-то просило, звало куда-то. То подбиралось к самому горлу, то пряталось в груди оставляя вместо себя пустоту.

Тревожились родители. Искали невесту. Вечера, балы - не радовали молодого графа. А сердце с каждым днем все горячее становилось. Уж нестерпимо жгло, душило, словно птица билось в агонии и рвалось на свободу. Бледнел, худел наследник. Мрачнел старый граф. Печалилась мать. Стекались лекари во двор. Но разводили лишь руками. Молодой наследник словно в огне горел. Помочь смогла лишь ведьма. Заменив пылкое сердце, она позволила жить графу, предупредив, что не будет любви в его жизни, пока ледяное сердце бьется в груди.
Шли годы. Ледяное сердце билось в мужественной груди. Отец старел. Мать изведенная слезами и тревогой за сына в могилу уж сошла. Граф тешился победами, доспехами, чинами. Лишь изредка холодное сердце шалило, напоминая, что оно чужое.

     Однажды на площади к графу подошла старуха. Всмотрелся, узнал ту самую ведьму. Дрогнуло ледяное сердце, чуждый страх обнял его.

       - Не бойся! Не за сердцем, не за платой я пришла. Хочу помочь. Да и покаяться...



       ...история только начинается...